Самарская область, г.Тольятти, Комсомольское шоссе 36
+7(927)-895-80-05
tornadorus17@gmail.com

Речной волк

Всероссийская олимпийская лига яхтсменов

Настоящему яхтсмену нужна вода… и деньги

СКОРО в Ульяновске стартует очередной Кубок Волги – первенство России по
парусному спорту. Парус всегда был символом мечты, хотя настоящих энтузиастов
парусного спорта в Ульяновске не так много. Мало того, за последнее десятилетие
парусный спорт был в загоне. Что изменилось? На вопросы корреспондента
«АиФ-Ульяновск» отвечает Сергей ШПАДИ, председатель технической комиссии
Федерации парусного спорта. Ульяновский меритель.

— Сергей Леонидович, что за чудная у вас должность?

— Нас таких по России осталось человек тридцать. Моя работа заключается в
том, чтобы все суда были «приведены к общему знаменателю», и в контроле
безопасности яхты. Работа практически неоплачиваемая, тяжелая и требующая очень
много знаний.

— Увлечение яхтингом – хобби или…

— Это жизнь. Работа – это просто добывание денег, а здесь мы тратим все, что
есть, иногда и на хлеб не остается. Я занимаюсь яхтингом с 19 лет. Дважды бывал
на Балтийском и Черном морях, на Онежском озере. Но гонки – это для души, прежде
всего я технический работник – официальный меритель Госкомспорта.

— Вы разделяете жизнь на суше и на воде?

— Там все как в жизни, такая же борьба за выживание. Нужно работать каждый
день, каждый час, если остановишься только на минуту – ты уже в осадке. Кстати,
сейчас большинство яхтсменов – люди богатые, у бедных что-то не получается.
Видимо, надо быть успешным по жизни (а состоятельные люди редко бывают
неуспешными), только тогда покажешь результат.

— Выходит, парусному спорту очень тяжело стать популярным, слишком
дорогое это удовольствие для «среднего класса»?

— Нет, с точки зрения организации соревнований парусный спорт получается
недорогим. Например, на организацию волжской регаты потребовалось всего около 40
тысяч долларов, тогда как легкоатлетический турнир такого класса потребовал бы
раза в полтора больше. Деньги в основном идут на создание праздничной атмосферы,
концерты, рекламу, нормальные залы и т.п. А для яхтсмена нужна только вода…
Помогают москвичи. Из Ульяновска сейчас реальной помощи нет, хотя на начальных
этапах все строилось на ульяновцах.

— Уж если деньгами мы не хвастаемся, может, спортивные результаты
порадуют?

— Ведущие школы России по парусу – Самара и Тольятти. Они профессионалы,
которые круглый год занимаются только этим. В Ульяновской области на сегодня
несколько сильных парусных центров: мощный НИИАРовский клуб в Димитровграде,
мини-федерация на этом берегу (база в речпорту), за Волгой яхт-клуб «Старт». Но
у нас все любители. Чтобы войти в класс профессионалов, нужно заниматься этим
лет с шести. Мне запомнилась школа тольяттинцев. За одну гонку я поднабрался
столько, сколько за всю жизнь не знал! Расцвет формы приходит лет в сорок, когда
яхту телом чувствовать начинаешь.

— Однако воды у нас маловато: с мая по сентябрь. Зимой-то что
делаете?

— Да, короткий сезон – вещь накладная: уход за лодками зимой обходится около
20 тысяч рублей. Самые нетерпеливые зимой катаются на «буерах» (яхты с
полозьями). Кстати, если в сезон я хотя бы одну хорошую гонку не прошел, потом
себя чувствую плохо. Адреналина не хватает…

— Вам часто приходилось рисковать?

— Все идут на риск. Тот, кто не умеет рисковать на пределе, не имеет шансов
выиграть. До сих пор помню вахту, когда «заложил» шесть галсов. На первом же
повороте меня подбросило, оторвало от палубы. Упал грудью на лебедку и – трещина
ребра, боль невыносима… Шквалы ветра, удары страшные…

— Родные берега помогают?

— Конечно, я знаю, под какой берег и когда кинуться. Кстати, на «нашей»
ульяновской Волге ветер весь «пятнами и потоками», сплошного движения воздуха
нет, даже когда очень сильно дует. После Волги даже океан кажется штилем.

— Значит, на морские просторы все-таки тянет?

— Есть один очень интересный проект, даже не регионального, а федерального
уровня. Мы назвали его «Гончаровский меридиан». Хочется организовать экспедицию
в честь нашего земляка и пройти маршрутом фрегата «Паллада»: от Питера до
Зеленого мыса и Японских островов. По времени это займет два года. Главное
сейчас – найти судно. Деньгами помогают люди не только богатые, но и
увлеченные.

— У вас очень интересная фамилия…

— Дед был из поволжских немцев, а «Шпади» с баварского диалекта переводится
как «сабля». Но, наверное, русского во мне все же больше, чем немецкого. Уж
очень риск люблю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

©2002 - 2019 | Кубок волги