Самарская область, г.Тольятти, Комсомольское шоссе 36
+7(927)-895-80-05
tornadorus17@gmail.com

Кубок Волги – 2004. Песнь мужественных…

Всероссийская олимпийская лига яхтсменов

Все же слаб человек, если его укачивает на самом обыкновенном речном теплоходе «Петр Алабин». И если он,
вместо того, чтобы до всего докапываться и дотошно расспрашивать устроителей о ходе Чемпионата России по парусным гонкам среди крейсерских яхт «Кубок Волги –2004», мирно спит себе в каюте на шконке большую часть пути. И если именно теперь у него почему-то обостряется коварно дремлющий до последнего времени бронхит. А в самый разгар пресс-конференции, на которую он все-таки приходит, распадается, вдруг, почему – неизвестно, сверхмодная в этом летнем сезоне босоножка на соломенной платформе…

Так, собственно, случилось с вашей покорной слугой, почти ненароком затесавшейся в участники парусной регаты, проходившей с 21 июня по 2 июля 2004 года в бассейне Большой Реки. О яхтах мне было известно совсем немногое – то, в основном, что еще в далекой юности удалось вычитать в книге А. Некрасова «Приключения капитана Врунгеля». Непосредственно перед плаванием книгу, как руководство к действию, пришлось проштудировать заново…

«На столе перед Врунгелем в специальной стоечке стояла модель яхты с высокими  мачтами, с белоснежными  парусами, украшенная разноцветными флагами.Рядом лежал секстант. Небрежно брошенный сверток карт наполовину закрывал сушеный  акулий плавник.

На полу  вместо распласталась моржовая шкура с головой и с клыками, в углу валялся адмиралтейский

якорь с двумя смычками ржавой цепи, на стене висел кривой меч, а рядом с  нимзверобойный гарпун. Было еще

что–то, но я не успел рассмотреть».


«Приключения капитана Врунгеля».  А. Некрасов

Вот так, с мыслями о «белоснежных парусах», «секстанте», «моржовой шкуре с клыками» и всякой прочей «чепуховине», я вступила, как какой-нибудь старый замшелый морской волк, на шаткие мостки «Петра Алабина».

Казалось бы, что еще нужно человеку для полного счастья?! Волга, солнце, «белый теплоход», отчаянно
догоняющий капризные красавицы яхты, резво бегущие по волнам из Ульяновска вКазань! Безмятежное ощущение впадения в детство: когда тебя переполняет восторг просто оттого, что ты проснулась и сквозь пушистые ресницы любуешься лучиком солнца,  рисующим веснушки на твоем носу!

С бронхитом покончили довольно быстро, и вылечила меня ответственный секретарь вице-президента России по парусному спорту Поволжского региона, судья первой категории Элеонора Учайкина, снабдив скромным приветом из моей молодости: аппликатором Кузнецова.

Аппликатор выглядел так, будто бы им до меня пользовались человек триста, да и
потом, прослышав о моем чудесном исцелении, его у Элеоноры умыкнули до конца
плавания какие–то болезные журналисты.

 

>А модная босоножка попала в
руки невозмутимого боцмана и по его приказу была склеена матросами намертво
каким–то неведомым клеем зеленого цвета. После этого боцман стал для меня
практически родным человеком, символом мужественности и надежности: иногда я
даже специально сбегала вниз по трапу, чтобы убедиться, что он на месте – и
значит, на судне все в порядке. А он всякий раз у меня спрашивал: «Ну как, цела
еще ваша босоножка?»

 

>
size=2>

 

>Женщина на
корабле…

 

>«В плавании надо
использовать  все
>  обстоятельства,
>  вплоть
>  до 
личного недомогания», – говорил незабвенный Христофор Бонифатьевич: вот я
и использовала бронхит в корыстных целях, чтобы побеседовать с милейшей
Элеонорой Васильевной Учайкиной.

 

>Фрагменты этой беседы я и
предлагаю вашему вниманию:

 

>– Мне в жизни крупно
повезло: я приехала из Свердловска в Тольятти и, увидев, какие здесь речные
просторы, решила: буду заниматься парусным спортом. Это было так давно, еще в
60–е. 6 апреля 1965 года на заводе «Куйбышев–Азот» появилась секция парусного
спорта. С тех пор и занимаемся…

 

>Начинала в качестве матроса,
иногда – рулевого. В 70-х я уже была в основном в судействе. Судов тогда не
хватало, желающих гоняться было много и в первую очередь, конечно, яхты отдавали
ребятам…

 

>Наш яхт–клуб называется
«Дружба». Это такое братство, которое объединяет яхтсменов нескольких крупных
предприятий Тольятти. У нас есть даже свой чемпион мира – вырастили в
собственном коллективе: Юра Коновалов (класс торнадо). Он участник Олимпийских
игр, Игр Доброй Воли, в 1986 году одержал победу в Чемпионате мира…

 

>Но мы не просто гоняли на
яхтах, а пошли дальше. Бывший наш руководитель, начальник
проектно-конструкторского отдела завода «Куйбышев-Азот» Кондрат Тихонович
Гуняшов, задался целью построить яхту, которая по ходовым и техническим
параметрам была бы не хуже, а может даже и лучше польской постройки. Поскольку
покупали яхты все польские-польские-польские, а он говорит: мы что, дурней
поляков?!…

 

>Он сам расчеты делал,
проектно-конструкторский отдел завода – чертежи, потом макеты делали этой лодки,
потом с трудом добывали и добыли все-таки металл на Урале, на алюминиевом заводе
Каменск-Уральска. И где-то в 1977 году спустили яхту на воду. Кондрат назвал ее
«Волга».

 

>Ему самому так ни разу и не
удалось побывать на этой яхте за пределами города. Хотелось, конечно, доказать
способности своего детища где-нибудь на «Кубке Черного моря», или Балтики, и уже
собирался он идти на Балтику, сказав: «Уже точно уйду!» –
>  ни работа его не сдержала бы, ничего,
вплоть до увольнения. В 84-м году 14 июня стартовал «Кубок Балтики». 2 июня
Кондрат скончался. Серьезное заболевание у него было – инфекционный
полиартрит…

 

>Но удивительного жизнелюбия
был человек…

 

>Последователи Кондрата
решили осуществить его мечту: яхта была в Болгарии, в Польше… Она и сейчас
существует, называется в честь своего создателя – «Кондратом». На ней даже
ходили вокруг Европы. Со 2 июня по 12 октября 1996 года длился наш поход: в
честь 300-летия Военно-Морского флота и 30-летия пуска завода. Существует гонка
памяти Кондрата Гуняшова, в этом году – двадцать лет, как его не стало, и прошла
двадцатая – довольно многочисленная – регата его памяти.

 

>…Конечно, в наше время было
проще: стоило только заинтересовать руководителя, чтобы дать толчок развитию
парусного спорта на предприятии… Купить яхту – было не по карману, как, впрочем,
многим не по карману и теперь.

 

>Сейчас надо найти СПОНСОРОВ,
и это мне кажется намного сложнее. И то, видите: «Кубок Волги» возродился и с
каждым годом приобретает все больший размах, число яхт ежегодно увеличивается.
Возможно, возродят Поволжскую регату. Ведь до 500 судов олимпийского класса
приходили когда–то к нам от Владивостока, Мурманска, Киева, Сочи, Москвы,
Питера! Это был такой великий праздник! Столько знакомых… Практически в любой
город, где есть яхт-клуб, можно спокойно ехать, зная, что тебя примут и
обогреют, если вдруг окажется, что тебе негде преклонить
голову…

 

>…Представьте, в 1988 году –
80 яхт на старте, а у нас, у судей, не было даже счетной машинки, не было и
пишущей, и мы все делали вручную. Сейчас–то соревнования оснащены компьютерами,
все стало гораздо проще.

 

>Ведь что происходит: яхта,
которая пришла первой, при пересчете результатов гонок по специальным формулам,
может оказаться на втором или даже на третьем месте. Конечно, это очень обидно.
Но у нас не было скрытости. Если человек засомневался, пришел и сказал: мол,
Элеонора Васильевна,  мне кажется,
мой результат лучше должен быть!

 


ему:

 

>– Давай, садись, считаем
вместе.

 

>Посчитали. Если он ошибся –
«Извините». Если я ошиблась: «Ради бога, извините». И вносишь поправку в свои
протоколы…И все…

 

>«Честная спортивная борьба»
– вот что всегда было нашим девизом.

 

>…Если человек хоть в чем-то
подводил, его «в разведку» уже не брали. Во время похода вокруг Европы был такой
случай. Один из членов экипажа втихаря выпил неприкосновенный запас спирта. В
Барселоне капитан увидел, что нет НЗ, сухо. Кто слаб на это дело – тоже не
секрет. Никаких разборок не было, было только сказано: «Выходи, дальше ты с нами
не пойдешь».

 

>Высадили, отдали только вещи
и документы – и до свидания! Как он будет добираться – это его проблема.
Добирался с очень большими сложностями: нанимался матросом на корабли, которые
шли на его родину, а был он из Туапсе. Но – обиды никакой. Вернувшись из похода,
мы все вместе отмечали праздники: 7 ноября, 8 марта, собирались у меня дома. И
вот что-то у нас всколыхнулось, вспомнили Петровича из Туапсе, решили ему
позвонить. Позвонили. Ой, как он был страшно рад, что мы о нем вспомнили! Обиды?
Какие обиды! Просто научили, на всю жизнь…

 

>…Черное море мы тогда
миновали, шторм был страшный, пришли потрепанные в Стамбул. И когда сошли на
берег, встретили ребят крупного телосложения. Выяснилось, что это экипаж
московской яхты. Она у них стоит в Новороссийске, и когда им надо куда-нибудь
сходить прогуляться они прилетают, чтобы не тратить времени, не гнать, как мы,
например, из Тольятти. Поздоровались, приятно удивились, что мы столь маленьким
составом преодолели такой путь, и это притом, что женщина в экипаже… Один из них
на меня  посмотрел внимательно и
сказал: «А я ведь вас знаю».

 

>У меня с головы даже фуражка
слетела, когда я на него поглядела снизу вверх. Говорю: «Нет, я что-то вас не
припомню». А он: «Ну как же, вы 
ведь Поволжские регаты судили, а мы к вам на них приходили из Москвы».
Мне было приятно, что через столько лет меня узнали. Где? В Стамбуле…Тем более,
Поволжские регаты к тому времени уже много-много лет не
проводились.

 

>…Никто из ребят ни разу мне
не сказал, что присутствие женщины на корабле – плохая примета.
Никогда.

 

>
size=2>

 

>Средство от бронхита от Э.
В. Учайкиной

 

>Барсучье сало, мед в равных
долях растопить на водной бане. Взять алоэ, минимум трехлетний, до среза неделю
не поливать, после среза хранить несколько дней в холодильнике, в темноте и
прохладе, после этого отжать сок алоэ через мясорубку, и все компоненты смешать
до однородной консистенции. Принимать три раза в день по столовой ложке, не
запивая, минут за 15–20 до еды.

 

>
size=2>

 

>
size=2>

 

>Казани – 999
лет

 

>При виде застенчивой
красавицы Казани, я вконец устыдилась ничегонеделания и бросилась к одному из
компьютеров, загодя установленных в импровизированном пресс-центре, он же –
музыкальная гостиная с роялем, он же – передвижной музей В. Высоцкого.
Бессменный директор самарского Центра-музея Высоцкого Всеволод Аронович Ханчин –
друг Владимира Семеновича, яхтсмен и участник регаты – с видимым удовольствием
знакомил журналистов и гостей теплохода с экспозицией, которая только что
побывала во Франции. Вот так, среди фотографий, книг, афиш с автографами, под
ностальгические магнитофонные записи песен любимого барда и актера, я
принялась  писать свои путевые
заметки, вылившиеся, в конце концов, в статью, лежащую перед
вами.

 

>Тем более что вожделенные
яхты мы, наконец-то, догнали, и уже наутро нам предстояло воочию наблюдать,
насколько восхитительно и живописно это действо: соревнования экипажей самых
легкомысленных и элегантных в мире плавсредств.

 

>Следует сказать, что
традиционно соревнования проводились на маршруте Ульяновск – Тольятти –
Ульяновск, однако, на сей раз власти Казани в преддверии 1000-летия города,
которое грядет в 2005 году, пригласили поволжскую регату к себе, назвав это
генеральной репетицией будущего «праздничного мероприятия на воде»…

 

>В Казани случилась трагедия:
в незнакомой акватории яхта «Ракета» из Нижнего Новгорода напоролась днищем на
строительный мусор (одна из версий), и во время ремонта от короткого замыкания
погиб 32-летний член экипажа Дмитрий Бржезинский.

 

>Яхтсмены вспоминали, как и
еще одна регата, прошедшая много лет назад в Татарстане, окончилась плачевно:
тогда многие из них были жестоко биты аборигенами.

 

>
size=2>

 

>«Капитан, обветренный как
скалы…»

 

 

align=right>
> «Успех, подобного предприятия, как вы
знаете,  во
>  многом
>  зависит
>  от

 

 

 

align=right>личного
состава экспедиции. Поэтому я особенно 
тщательно  выбирал
>  своего

 

 

 

align=right>
size=2>спутника – единственного помощника и товарища
>  в 
этом  долгом
>  и 
трудном

 

 

 

align=right>пути.
И, должен признаться, мне повезло: мой старший помощник Лом
оказался

 

 

 

align=right>
size=2>человеком изумительных душевных качеств. Вот, судите сами: рост семь
футов

 

 

 

align=right>шесть
дюймов, голос – как  у
>  парохода,
>  необыкновенная
>  физическая
>  сила,

 

 

 

align=right>
size=2>выносливость. При всем том отличное знание дела, поразительная

скромность

 

 

 

align=right>
словом, все, что требуется первоклассному
моряку».

 

 

 

align=right>
size=2>«Приключения капитана Врунгеля». А.
Некрасов

 

 

>
size=2>

 

>До встречи с
непосредственными участниками гонки оставалось довольно много времени, и мне
удалось побеседовать с еще одной легендой Российского парусного спорта –
мастером спорта с 1978 года, яхтенным капитаном с 1975 года, неоднократным
победителем «Кубка Волги», «Кубка Онежского озера», призером «Кубка Балтийского
моря» Владимиром Федоровичем Кычкиным.

 

>
size=2>

 

>– Когда–то я был всесоюзным
спортивным мерителем №12 крейсерских гоночных судов.

 

>– Почему номер
12?

 

>– У нас у каждого был свой
номер?

 

>– И всего вас было как
апостолов – 12?..

 

>– Нет, нас было гораздо
больше.

 

>– И номер 13-й был тоже? Вы
верите в мистику числа 13?

 

>– Нет, но мой старпом
верил…

 

>– Он опасался этого
числа?

 

>– Напротив, оно ему
нравилось и даже приносило удачу.

 

>– Чем, как не мистикой,
объяснить трагедию, случившуюся в Казани?

 

>– Я гоняюсь на крейсерских
регатах с 72–го года, и никогда раньше таких случаев со смертельным исходом не
было. Были переломы, всякие травмы…

 

>– Вы лично могли что–то
поправить в этой ситуации, сказать, например, устроителям, что акватория выбрана
не верно?

 

>– Нет, я не член судейской
коллегии, я просто гость на этом теплоходе…

 

>Я знаю всех членов судейской
коллегии, но сам туда не вхож.

 

>У нас ведь как бывает: все
обычно решает судейская коллегия. Но на этот раз, как мне объяснили, акваторию
выбрали по просьбе местных властей, пожелавших, чтобы регата проходила на фоне
Кремля, и чтобы из Кремля можно было наблюдать это красивое зрелище. А местные
власти не подумали о том, чтобы подготовить акваторию к проведению таких
соревнований.

 

>– Что им следовало сделать
для того, чтобы подготовиться к регате?

 

>– Все водоемы нанесены на
карты, есть специальные атласы, там вся судовая обстановка, глубины… Надо было
просто посмотреть. А ведь как получилось? Заверили, что все в порядке, все
хорошо. Но на самом деле, там мелковато…

 

>– Говорят, что встречались и
мели, и какой–то строительный мусор…

 

>– Раньше, до появления
водохранилища, на этом месте проходила дорога. Казань ведь была расположена
далеко от Волги. Тут была трамвайная линия, дорога, и убрали ли все это перед
затоплением, никто не знает…

 

>– Вы сейчас на яхтах
ходите?

 

>– Нет, не хожу уже 10 лет.
Старый стал.

 

>– Что это вы, серьезно или
шутите?

 

>– Просто так случилось, что
в один прекрасный момент моя лодка была продана, и мне стало не на чем
ходить.

 

>– А почему так случилось, вы
что, были вынуждены яхту продать?

 

>– Предприятие было вынуждено
продать, своей-то яхты у меня не было, а когда они продали, предлагали мне: мол,
возьмите любую другую лодку. Но я не смог взять у ребят: поступить с ними так же
плохо, как поступили со мной…

 

>– Ага, понятно, в вас
говорит обида…

 

>– Да нет, годы уже,
годы…

 

>– Ну, про годы это вы зря
говорите, по-моему, вы лукавите…

 

>Вы так похожи на старого
морского волка – неужели не хотите этой своей харизме 
> соответствовать?..

 

>– Поживем –
увидим…

 

>– И все же представьте на
миг, что вам предложили яхту, о которой вы давно мечтали, как она должна
выглядеть, по–вашему?

 

>– Моя яхта? Во-первых, она
должна быть красивая, она должна мне понравиться, а дальше уже – мои
руки…

 

>– Так получается, что
капитаны редко являются владельцами яхт, это, как правило, люди
наемные?

 

>– Раньше, когда я гонялся,
яхты принадлежали предприятиям, яхт-клубам. Предприятие нас и нанимало, и
освобождало от работы.

 

>Теперь многие частники имеют
яхты в собственности, и теперь сами собственники нанимают капитанов.

 

>– Целью приобретения яхты
чаще всего бывает спортивный азарт, желание участвовать в
соревнованиях?

 

>– Нет, яхты покупают,
скорее, для отдыха.

 

>– А участие в спортивных
состязаниях – это такой дополнительный, но необязательный
штрих?

 

>–
Да.

 

>– Представляю, каким
красавцем вы были в молодости, с супругой, наверное, тоже познакомились в
яхт-клубе?

 

>– Нет, супруга моя –
сухопутная женщина, мы с ней познакомились не на Волге, но она у меня золотой
человек, и разрешала мне этим делом заниматься.

 

>– Кто она по
профессии?

 

>– Строитель. Техникум
строительный окончила.

 

>– А
дети?

 

>– Когда я ходил на яхте,
дети ходили со мной.

 

>– А у вас кто – девочки или
мальчики?

 

>– Девочки. Одна вот, Ирина,
здесь со мной (знакомит нас с Ириной), а вторая, Нина, старше ее на 10
лет.

 

>Вот эта девочка (кивает на
Ирину) участвовала  со мною в «Кубке
Волги».

 

>Обеих их примерно с
пятилетнего возраста я уже брал на яхту.

 

>– Какой восторг, вероятно,
испытываешь, вступая на яхту! Многие говорят, что яхта – это практически живое
создание. Кстати, как та ваша яхта называлась?

 

>– Последняя моя яхта
называлась «Барс» (Картер–30).

 

>– Вы принимали участие в
выборе имени?

 

>– А как же, мы с экипажем
очень много думали и выбирали. Выбрали, кстати, название «Снежный барс», а
написали только вторую часть этого словосочетания.

 

>– Какие качества лодки
должны быть, на ваш взгляд, отражены в названии?

 

>– Лодка должна быть хитрая,
быстрая, маневренная…

 

>– И
была?

 

>– Была. Лодка очень хорошая.
Я получил ее в 1978 году, это был такой своеобразный «подарок» к моему 40-летию.
В 79-м году я сразу же выиграл на ней «Кубок Онежского озера», на следующий год
пошел на «Кубок Волги» и тоже выиграл.

 

>– У вас, наверное, тогда
азарт был необыкновенный, новая яхта все–таки!? А какая у вас была команда,
можете назвать наиболее яркие личности?

 

>– Старший помощник Баландин
Юрий Алексеевич, царство ему небесное, 
замечательный был человек. Мы с ним во всем были равны. Я когда уходил
отдыхать, не сомневался, что Алексеич не подведет.

 

>– И все-таки, вы же
несомненный лидер по натуре?

 

>– Ну, так получается… Но у
нас на яхте никогда не было такого, чтобы капитан сказал: мол, бурундук – это
птичка, и больше никаких зверьков…

 

>– Значит, вам по душе
анархия?..

 

>– Мы все решали
коллегиально…Коллегиально и быстро…

 

>– Сколько человек было в
команде?

 

>–
Пять.

 

>– Кем была у вас
Ирина?

 

>– Юнга и поварешка… Она нас
кормила.

 

>Обращаюсь к Ирине:

 

>– А чем же кормят
яхтсменов?

 

>– Тем же самым, что едят все
нормальные люди.

 

>– Фирменные блюда
есть?

 

>– Макароны по-флотски
(смеется).

 

>– А как вы готовили, на
чем?

 

>– Ну, яхта – это такой дом
на плаву: там есть плита, холодильник, умывальник – все, что угодно. Так что
готовить можно как дома: первое, второе, третье. И подавать на
палубу.

 

>– И вам это
нравилось?

 

>– Вообще, от лодки всегда
испытываешь кайф, неважно, что ты на ней делаешь. Варишь, паруса подаешь –
главное, там находиться…

 

>– Часто приходилось подавать
паруса?

 

>– Бывали
моменты…

 

>– А мужчины у плиты тоже
стоят или это исключительно удел женщины?

 

>– Конечно же, иногда и
мужчины готовят.

 

>–
>  Что предпочитаете съесть после трудной
гонки?

 

>В. Ф.: – После гонки должен
быть очень плотный обед: первое, второе, третье и бутылка
обязательно.

 

>– А бутылка чего?

 

>– Водки. По сто грамм
приняли, пообедали – и отдыхать.

 

>– И девочки тоже, «по сто
грамм»?..

 

>Отвечает Ирина:

 

>– Нет, я тогда еще маленькая
была…

 

>В. Ф.: – Мы обычно первыми
приходили, бывало, уже пообедаем, выпьем, поспим, начинаем готовиться к
следующей гонке, а аутсайдеры еще только финишируют. Поэтому у нас всегда было
преимущество во времени. Мы успевали отдохнуть и набраться сил перед очередной
гонкой.

 

>– Любимые песни есть у
яхтсменов? Может, вы гитары с собой возите, или
магнитофоны?

 

>– На каждой яхте есть
музыкальный инструмент или магнитофон. Отдыхать же надо. Поэтому и песни свои
яхтсменские парусные.

 

>–
Спойте.

 

>– Да уже перезабыл
все.

 

>– Ну, хоть строчечку
вспомните.

 

>– Нет, это вот когда регата
закончится, будет всеобщее веселье, вы там все и
услышите.

 

>– Да мы уже домой уедем.
Ирина, а может быть, вы что-нибудь вспомните?

 

>Ирина: – Вообще, яхтсмены
слушают все популярные песни, которые им помогают расслабиться после
гонки.

 

>– А гимн какой-нибудь
есть?..

 

>– «Я пью до дна, за тех, кто
в море…»

 

>– А что это за пожелание –
«семь футов под килем»?

 

>В. Ф.: – От дна до киля
должно быть семь футов, чтобы не сесть на мель…

 

>Кстати, когда умер Высоцкий,
мы как раз были на Онежском озере. Информации тогда никакой, ни по центральному
радио, ни в газетах – Высоцкий, как вы знаете, не был в почете у власть
предержащих. Мы узнали о его смерти из сообщения радио «Свобода». Все экипажи –
около 80-ти – выставили магнитофоны и врубили их на всю катушку. Такая какофония
была. Так и стартовали…

 

>Парусники любят песни
отважных, песни смелых, песни мужественных. Спорт
такой…

 

>
size=2>

 

>«Гандикап, булинь,
вельпсы…»

 

>Яхтсменами их
>  суда воспринимаются, ей Богу, как живые
организмы. Они их холят, лелеют, всяко-разно украшают. А какие на почве этой
любви драмы разыгрываются!.. Шекспир отдыхает…

 

>Как переживал продажу
яхты  В. Ф. Кычкин, вы уже знаете. А
вот вам и еще одна история.

 

>В перестроечные годы
яхтенный капитан, условно назовем его Н., работая на предприятии, и ремонтировал
принадлежащую этому предприятию яхту, чтобы потом на ней плавать и завоевывать
награды на спортивных состязаниях. Потратил на это уйму сил и времени, получая
смешную копеечную зарплату – рублей сто от силы. И вот, наконец, роскошная,
сверкающая новыми парусами и великолепной обшивкой яхта была спущена на воду.
Пригласили директора завода, который невероятно удивился тому, что увидел, глаза
его разгорелись, и он, подсчитав будущие барыши, не долго думая, продал яхту
человеку, далекому от спорта. Н., узнав об этом, был страшно огорчен и даже
решился на отчаянный поступок: угнал посудину и уплыл на ней, куда глаза глядят.
Скоро его задержали, вышвырнули с судна, как котенка, и заявили: мол, спасибо
скажи, что не отдали тебя под суд…

 

>Удовольствие владеть яхтой –
ох, как недешево! Вот, например, анекдот, рассказанный мне в Ульяновской гавани.

 

>Жена спрашивает у
мужа-яхтсмена:

 

>– Дорогой, ты обещал мне
купить шубу, где она?

 

>– А вон, погляди, на мачте
висит, – говорит муж, указывая на спинакер.

 

>Для тех, кто не знает,
спинакер – треугольный скроенный из легкой ткани передний парус. Часто он
представляет собой подлинное произведение искусства: ведь именно спинакер
стараются изукрасить всеми цветами радуги, или нанести на него какой–то
символический знак, оберегающий от всякого рода неприятностей, таким образом,
спинакер придает яхте неповторимый художественный облик. Кстати, на регате мне
удалось значительно пополнить свой словарный запас и другими невероятно вкусными
словечками: гандикап, булинь, вельпсы и прочее – которыми я теперь с
удовольствием щеголяю.

 

>Ульяновский порт не
слишком-то хотел отпускать нас из своих объятий. Пока мы с фотографом Светланой
Осьмачкиной брали интервью и фотографировали яхтсменов, с теплохода, вдруг,
скомандовали: «Отдать швартовы!» – и мы, ушам своим не поверившие, едва успели
запрыгнуть на палубу приготовившегося отплыть судна.
>

 

>«Петр Алабин» как летучий
голландец отбыл без объявления: кстати, встречающий меня супруг не смог добиться
в Самарском порту ответа на вопрос о времени прибытия теплохода. Ему ответили,
что судно принадлежит частной компании и на связь не
выходит.

 

>Хорошо, хоть я смогла сама
дозвониться до дому: спасибо сотовой связи.

 

>
size=2>

 

>«Как вы яхту назовете, так
она и поплывет…»

 

 

align=right>«Вы, может
быть, думаете, что название 
роли  не
>  играет?
>  Ошибаетесь,

 

 

 

align=right>молодой
человек! Имя для корабля – то же, что 
фамилия  для
>  человека.
>  Да

 

 

 

align=right>вот,
недалеко ходить за  примером:
>  Врунгель,
>  скажем,
>  звучная,
>  красивая

 

 

 

align=right>фамилия. А
будь я какой-нибудь Забодай-Бодайло, или вот ученик у меня
>  был

 

 

 

align=right>–
Суслик… Разве я мог бы рассчитывать на то уважение и
>  доверие,
которым

 

 

 

align=right>пользуюсь
сейчас? Вы только представьте себе: 
капитан  дальнего
>  плавания

 

 

 

align=right>Суслик…
Смешно-с!»

 

 

 

align=right>
size=2>«Приключения капитана Врунгеля». А. Некрасов

 

 

 

align=right>
size=2>

 

 

>Каких только названий не
было у яхт в этой регате?! «Ветер», «Кунашир», «Пилот», «Yes!», «Каприз»,
«Орион», «Триумф», «Адмирал», «Бахус», «Борей», «Айсберг», «Вираж», «Греза»,
«Забава», «Ласточка», «Леха», «Мир», «Мираж», «Миф», «Мустанг», «Ника», «Олег»,
«Леди», «Эльф». И даже… «Призрак»…

 

>А как вам, например,
«Кукарек-Керакук»? По-моему, здорово!

 

>И если говорить о
мистической составляющей вопроса названия, то счастье своим владельцам,
несомненно, принесли яхты, экипажи которых получили путевки на участие в
финальных гонках:

 

>это 10 экипажей группы А и 4
экипажа группы В.

 

>Финалисты группы
А:

 

>1. « >Mitsubishi
lang=EN-US > >Pajer

 

>2. «Орион»

 

>3. « >Mobile
lang=EN-US > >news

 

>4. «Каприз»

 

>5. «Аристократ»

 

>6. «Славутич»

 

>7. «Призрак»

 

>8. «Миф»

 

>9.
«Кунашир»

 

>10.
«Забава–2»

 

> Финалисты группы
В:

 

>1. «Леди»

 

>2. «Кукарек-Керакук»

 

>3. «Лазер»

 

>4.
«Сюрприз»

 

>Суперприз группы В выиграла
яхта «Леди». Второй стала яхта «Лазер», третьей – «Сюрприз», а на четвертом
месте оказалась яхта «Кукарек-Керакук».

 

>Обладателем главного приза –
автомобиля УАЗ, от ООО «ВЕГА», стал экипаж яхты «Аристократ». Второе место у
яхты «Кунашир». В первой тройке – и «Mobile news».

 

>Каюсь, когда были подведены
уже все итоги, я подумала: ну, вот вам и «Призрак», не помешало ведь название
выйти яхте в финал… Каково же было мое изумление, когда на следующий день на
сайте «Кубка Волги» было опубликовано решение протестового комитета (жюри).
Цитирую: «В Соответствии с правилом 20.9.1 (с) Приложения 1 ППГ–01 Яхта
«Призрак» (№ на парусе 331) дисквалифицируется на всю серию гонок, включая
финальные, а результаты аннулируются…».

 

>То есть он рассеялся, как
дым, как это, впрочем, и полагается делать наутро настоящему
призраку.

 

>
size=2>

 

>В соревнованиях участвовали
74 экипажа из 28 городов и регионов России, 339 человек, самому старшему из
которых 71 год (Виктор Щукин, яхта «Жигули»), а самому младшему – 13 (Рома
Романычев, яхта «Кредо»). Среди них – 43 мастера спорта, 4 мастера спорта
международного класса, 77 перворазрядников, 37 яхтенных капитанов, 8
шкиперов!

 

©2002 - 2019 | Кубок волги